"Очерки об участниках Великой Отечественной войны" Печать

«Пол – Европы прошагал я, пол – земли»

Алексей Васильевич Жевайкин (26.03.1923 г.р.) ветеран Великой Отечественной войны. «Годы, к сожалению, не красят человека. Они, как птицы, летят день за днем... Но жизнь не раз дока­зывала, что счастье не в том, сколько ты прожил, а в том, как ты прожил». В этом плане А. Жевайкину стесняться не­чего: живет он честно и открыто.

день

В далеком 41-м его призвали на военную службу в го­род Куйбышев (Самара), где он прошел краткосрочные кур­сы радиотелеграфиста. В 42-м Алексей Васильевич был на­правлен связистом в 440-й харьковский полк связи. Он хо­рошо помнит те времена, как будто все произошло только вчера. Советские войска вынуждены были отступать, ос­тавляя город за городом. Полк связистов, в котором воевал младший лейтенант А. Жевайкин, как-то ночью пробирался через Буденовск в Моздок. Бойцам пришлось тогда нелег­ко. Миновав Терек, они взорвали мост. Получив приказ из Ставки Главнокомандующего: «Ни шагу назад!», стали рыть окопы. После очередного боя с неприятелем из 63 связис­тов, закрепившихся на оборонительных позициях, в живых осталось 25. Но война есть война, и нужно было идти впе­ред, налаживая связь. Иная лампочка или батарейка для связиста тогда была на вес золота. И они делали все воз­можное, что от них зависело.

И вот наступил переломный момент в истории Великой Отечественной. Тогда, в 43-м под Сталинградом, немцы по­терпели первое крупное поражение. С этого момента с на­шей стороны стали вестись успешные наступательные бои. Не передать словами те чувства, когда советские войска занимали города.

— В одном из освобожденных городов хозяйка дома встретила нас как родных, — вспоминает Алексей Василь­евич, — истопила нам баньку, неказистое бельишко сол­датское постирала, сытным ужином накормила.

Давно уже отгремели зал­пы войны, но даже годы не смогли стереть из памяти на­шего героя щедрость души простой русской женщины.

В 44-м А. Жевайкин со своим батальоном дошел до Румынии.

— Связь на фронте, — вспоминает он, — обеспечи­вали с помощью американс­кой радиоаппаратуры, кото­рой снабдили союзники пос­ле открытия второго фронта.

Так в составе 29-го гвар­дейского полка Алексей Васильевич прошел свой фронтовой путь до побед­ного конца. Демобилизовался в марте 47-го.

день

Время было уже мирное, послевоенное. Алексей Ва­сильевич приехал погостить к своей сестре, жившей в те годы в Сталинграде, да так у нее и остался. Сначала устро­ился по специальности на телефонную станцию, обслужи­вал участок от Красного Октября до Сарепты. Но прорабо­тал здесь недолго, перешел в линейный отдел милиции. В 28 лет Алексей женился, купил домик, перевез к себе сво­их родителей. Со временем семья увеличилась, и жилпло­щадь перестала соответствовать бытовым нормам... На свой страх и риск семья Жевайкиных заняла освободившу­юся квартиру в Сарепте. Чуть позже им была выделена трех­комнатная квартира в районе Водников. В начале 60-х Алексей Васильевич перешел работать в райотдел милиции участковым, где и проработал до выхода на пенсию. Опорный пункт был закреплен за участком, обслу­живающим населенные пункты Сакко и Ванцетти, Сарепту, Заканалье и Судоверфь. На общественных началах Алексею Васильевичу помогали представители уличных комитетов. — Сейчас больше преступности из-за того, что слиш­ком у нас мягкие законы, — делится мыслями вслух А. Жевайкин. — Отменена высшая мера наказания. В 52-м  произошел такой случай. Во время очередного дежурст­ва милиционером Матрохиным был задержан преступ­ник. Но при его задержании он получил смертельные ножевые ранения. Скрывшись с места преступления, убий­ца, встретив другого пред­ставителя власти — Буханцева, тоже убил его. Сейчас именем Буханцева названа одна-из улиц города.

Разыскивать преступни­ка Алексею Васильевичу долго не пришлось, след вывел на один из адресов куриру­емого Жевайкиным участка. Суд приговорил убийцу к выс­шей мере наказания.